Лучо Далла

ФАБРИЦИО ДЕ АНДРЕ                                                                        САМЫЕ КРАСИВЫЕ ИТАЛЬЯНСКИЕ ПЕСНИ
                                                                                                                ЛУИДЖИ ТЕНКО
 

CARUSO

КАРУЗО

Qui dove il mare luccica
e tira forte il vento,
sulla vecchia terrazza
davanti al golfo di Surriento
un uomo abbraccia una ragazza
dopo che aveva pianto
poi si schiarisce la voce
e ricomincia il canto.

Te vojo bene assai
ma tanto tanto bene, sai.
E' una catena ormai
che scioglie il sangue dint'e
vene, sai.

Vide le luci in mezzo al mare,
pensò alle notti là in America.
Ma erano solo le lampare
e la bianca scia di un'elica.
Sentì il dolore nella musica
e si alzò dal pianoforte.
Ma quando vide uscire
la luna da una nuvola, gli sembrò
più dolce anche la morte.
Guardò negli occhi la ragazza,
quegli occhi verdi come il mare,
poi all'improvviso uscì una lacrima
e lui credette di affogare.

Te vojo bene assai,
ma tanto tanto bene, sai.
E' una catena ormai
che scioglie il sangue dint'e
vene, sai.

Potenza della lirica,
dove ogni dramma è un falso, che
con un po' di trucco e con la mimica
puoi diventare un altro.
Ma due occhi che ti guardano,
cosi vicini e veri
ti fan scordare le parole,
confondono i pensieri.
Così diventa tutto piccolo,
anche le notti là in America.
Ti volti e vedi la tua vita
dietro la scia di un'elica.
Ma sì, la vita che finisce,
e non ci pensò poi tanto.
Anzi, si sentiva già felice
e ricominciò il suo canto.


 

 

Там, где сверкает море 
и сильно дует ветер,
на старой террасе
с видом на залив Сорренто
мужчина обнимает девушку,
которая только что плакала, 
потом откашливается 
и начинает петь.

Я тебя очень люблю,
очень, очень сильно, знаешь.
Это стало цепью,
которая заставляет мою кровь
бежать быстрее, знаешь.

Он увидел огни в море
и подумал о ночах там, в Америке.
Но это были только фонари рыбаков
и белый след от винта.
Он почувствовал боль в музыке
и отошел от рояля.
Но когда он увидел,
как луна выходит из-за облака,
даже смерть показалась ему не такой страшной.
Он посмотрел в глаза девушки,
в эти глаза, зеленые как море,
потом неожиданно выступила слеза,
а ему показалось, что он захлебывается. 

Я тебя очень люблю, 
очень, очень сильно, знаешь.
Это стало цепью,
которая заставляет мою кровь
бежать быстрее, знаешь.

  Сила лирики,
  где каждая драма фальшива,
  чуть-чуть грима и мимики
  и ты можешь стать другим.
Но глаза, которые на тебя смотрят,
такие близкие и искренние
заставляют тебя забывать слова, 
путают мысли.
Все становится таким незначительным,
и ночи там, в Америке, тоже.
Ты оборачиваешься и видишь всю свою жизнь
за следом от винта.
Да, жизнь, которая заканчивается,
и больше он почти не думал об этом.
Наоборот, он уже чувствовал себя счастливым
и вновь запел.